Абдул-Вахед Ниязов, Валидович (abdul_vakhed) wrote,
Абдул-Вахед Ниязов, Валидович
abdul_vakhed

Categories:

Ислам Пиренейского полуострова

В своем блоге я частенько привожу статьи иностранных изданий, которые касаются исламской тематики в ее связи с западным миром. В этот раз я решил привест статью публициста Тиля Бирмена "Первый поход ислама на Западную Европу", которая вышла в немецком издании "Die Welt". 

Первый поход ислама на Западную Европу

can-stock-photo_csp6470837
Соборная мечеть Кордовы, Андалусия

После неудавшейся арабской интервенции в Византию, исламские воины завоевали в 711 году Пиренейский полуостров. Аль-Андалус стал центром иудейско-мусульманской культуры.

Сегодня в Европе проживают около 40 миллионов мусульман, 15 миллионов из них – в ЕС. Несмотря на дебаты о скором закате христианского Запада, доля мусульман составляет чуть более трех процентов от общего числа жителей ЕС. 

Но были времена, когда мусульмане действительно были близки к тому, чтобы с мечом в руках овладеть Европой. Если бы это случилось, на стенах в школьных классах в европейских странах висели бы не распятья, а суры Корана. События, которые не допустили такого развития, разворачивались в 711-732 годах. 

В то время мусульманские войска дошли не только до Средней Азии, но и овладели Пиренейским полуостровом. Завоеватели проникли вглубь Франции, где были повергнуты в 732 году Карлом Мартеллом. Некоторые регионы Испании и Португали до 1492 года оставались в Аль-Андалусе, крайней северо-западной части мусульманского мира. 

После неудачной попытки мусульман осадить Константинополь в 678 году, усилились их действия в отношении оставшихся византийских владений в Северной Африке. В 698 году арабы захватили столицу восточно-римского экзархата. Большая часть местных берберов перешла в ислам. Один из них впоследствии стал грозой всей Европы – Тарик ибн Зияд.

Лодки сожжены

tariq-bin-ziyad1

Губернатор Танжера Тарик ибн Зияд в 710 году высадился с небольшим войском в несколько сотен человек на мысе Гибралтар, получившем с тех пор его имя (Джабал Тарик — «Гора Тарика»). Желанный трофей и слабая оборона вестготов привели к тому, что Тарик уже спустя год на свой страх и риск, без приказа халифа из далекого Дамаска, вновь организовал поход. С войском в 12 тысяч человек, состоявшем в основном из недавно перешедших в ислам берберских воинов и африканских солдат, генерал в 711 году перешел пролив. По легенде, Тарик сжел все лодки, на которых они прибыли. «Мы пришли не для того, чтобы возвращаться. Либо мы завоюем это место и закрепимся здесь, либо погибнем», - сказал он. 

Полководец вестготов просил короля Родериха, который вел в это время войну в стране Басков, о помощи со словами: «На нас напало вражеское войско… Я не знаю, упали ли они с неба или пришли с земли». 

Примитивные тактики оказались эффективным

1-balochi-yalghar-azhar-abbas

Король Родерих с войском в 100 тысяч человек направился на юг. В июле у реки Гвадалете он встретил захватчиков. Пока те боролись с четким осознанием того, что Аллах принесет им победу, вестготы, поддерживаемые невольниками, были довольно разрозненны и вынуждены были сражаться. В битве погибли около трети мусульман. Родерих потерпел поражение и потерял собственную жизнь.

Историки на протяжении долгого времени недоумевают, как исламские воины сумели одолеть хорошо организованные войска вестготов. «Примитивные тактики становятся эффективными, когда воин вдохновлен верой в победу и готов к дальнейшим сражениям», пишет британский военный историк Джон Киган.

Падение государства вестготов надолго оставалось в памяти современников. После поражения вестготов мусульмане начали завоевательский поход, остановленный лишь в 732 году франкскими силами в битве при Туре. Новые властители начали открывать страну для арабов и берберов, которые со временем должны были смешаться с местным населением. 

Последний бастион Омейядо

Абд ар-Рахман (731/788), внук халифа Хишама, оказался единственным из Омейядов, кто не был уничтожен Аббасидами в ходе восстания. Омейядам потребовалось лишь 100 лет, чтобы создать крупнейшее в истории государство от Магриба до Гиндукуша. Столицей был Дамаск. 

Но чем больше омейядские халифы купались в роскоши, тем сильнее формировалась оппозиция. Их политическими лидерами стали Аббасиды, опиравшиеся на партию четвертого халифа Али, чьи потомки в борьбе за власть потерпели поражение против Омейядов. В 750 году на реке Большой Заб на территории Северного Ирака состоялось решающее сражение. Аббасиды победили и устроили кровавую бойню среди поверженных. 

Внуку халифа Абд ар-Рахману удалось бежать в Магриб. Там он создал войско, с которым в 755 году прибыл в Малагу. Год спустя он одержал победу против властителя, отдаленного родственника из Омейядов, и основал собственный эмират. Один из его преемников, Абд ар-Рахман III, создал в 929 году в Аль-Андалусе собственный халифат. Таким образом, завоевание генерала берберов Тарика ибн Зияда имело крайне большое значение для его потомков. 

В контексте сегодняшних конфликтов между иудеями и арабами интересно заметить, что и те, и другие мирно сосуществовали в Аль-Андалусе. В некоторых случаях иудеи даже помогали исламским завоевателям занять христианские города. Аль-Андалус стал центром иудейской и арабской духовной жизни. Лишь Реконкиста, процесс отвоевания христианами земель, закончившаяся в 1492 году, положила этому конец. Арабы и иудеи должны были принять христианство, в противном случае они высылались из страны. 

Musiciens juifs Marocains
Марокканские евреи-музыканты

Центры интеллектуальной свободы

Несколько лет назад американский историк и лауреат Пулитцеровской премии Дэвид Леверинг Льюис выдвинул в своей книге «Божьи испытания: Ислам и становление Европы» (2008), тезис о том, что успешное отражение франками удара со стороны мусульман положило начало возникновению «экономически недоразвитой, балканизированной и вражеской по отношению к собратьям Европы, которая, противопоставив себя исламу, объявила благодетелями наследственную аристократию, религиозную нетерпимость, культурный партикуляризм и нескончаемые войны». 

bs-16-50-DW-Kultur-Glastonbury

Но это довольно простой взгляд на ситуацию. В конечном счете, исламский мир так же часто погружался в религиозную ненависть и гражданские войны, как и Европа. Представители историков молодого поколения, Николас Ясперт (Крестовые походы), Клаус Херберс (История Испании в Средние века) говорят о существовании отрицательного и положительного мифов. 

Картина о грозящем наплыве кочующих племен с юга настолько же шаблонна и неверна, как и романтическое прославление цветущего аль-Андалуса. Но то, что Кордоба и Гранада были центрами интеллектуальной свободы и религиозной терпимости, в то время как в Европе царили неграмотность и завоевательские настроения, тяжело опровергнуть.

В любом случае, мусульмане в Европе высоко почитают берберского генерала, с которого все началось. Многие мечети в Германии названы в его честь – как, например, мечеть в Гельзенкирхене. 

Читайте также:
Сицилийское королевство и мультикультурализм
Викинги и мусульмане
Запад и Исламский мир: историческая ретроспектива французского профессора


Tags: Андалусия, Испания, Кордова, исламская цивилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment